Впустим Россию в Европу! ("Tygodnik Powszechny", Польша)
31.10.2005

Должна ли Польша изменить политику в отношении России?

Что можно сделать для того, чтобы России были важны хорошие отношения со всем Европейским Союзом, а не только с Германией и Францией? Не исключать возможности ее членства в ЕС и убедить россиян в том, что мы поддерживаем эту идею.

То, что польско-российские отношение в последнее время подверглись значительному ухудшению, никому доказывать не надо. Столь же очевидно и то, что напряженность на линии Варшава-Москва отражается на наших отношениях с другими государствами Европейского Союза, прежде всего, с Германией. У нас не получается убедить европейских партнеров в правильности наших аргументов в спорах с Россией; также мы не представляем оптимального с точки зрения не только наших интересов, но и интересов ЕС видения отношений Евросоюза с Россией. Наши цели неясны, а концепции решения проблемы у нас нет.

По сути, нравится нам это или нет, но именно нас считают теми, кто ищет ссор с Москвой. Нередки такие диагнозы, как, например, поставленный французским еженедельником 'Le Nouvel Observateur': 'Национализм и русофобия отравляют политическую жизнь в Польше' (1 сентября). Тем большего внимания заслуживает анализ, проведенный недавно Сабиной Велькнер (Sabina Wolkner), берлинским политологом из Deutsche Gesellschaft fur Auswaertige Politik. Она предлагает следующий рецепт по снятию напряженности между Польшей и Россией: 'Брюссель должен оказывать давление на Москву с тем, чтобы она вновь начала расследование по катынскому делу. Инвестиции ЕС должны послужить стимулом для России в проведении демократических реформ; при этом они должны быть тесно увязаны с осуществлением последних. В случае нарушения демократических обязательств, ЕС должен воспользоваться своим положением главного экономического партнера России, чтобы оказать давление на администрацию Путина. Если удастся решить катынскую проблему и сдержать авторитарные тенденции в России, то стремление поляков к изоляции России ослабнет, а динамика конфликта между Польшей и Россией будет приостановлена' ('die tageszeitung', 20 августа).


В нескольких предложениях автор выразила четкую стратегию совместных действий ЕС по отношению к России. В необходимости проведения такой стратегии мы должны убеждать наших партнеров по ЕС. Однако, стоит отметить, что предложение Велькнер о том, чтобы европейские инвестиции служили стимулом России для проведения демократических реформ - а не для усиления авторитарных тенденций, чему служат сегодня немецкие инвестиции - предполагает нечто большее, чем снятие напряженности между одним из новых государств ЕС (Польшей) и крупнейшим восточным соседом Евросоюза (Россией). По сути, оно предполагает возможность ни больше, ни меньше, как европеизации России.

Вопрос заключается в том, что означала бы такая европеизация России? И была бы она выгодна для Польши?

Прежде всего, нужно сказать, что задающий вопрос о шансах европеизации для России принимает к сведению то, что Россия европейской страной не является (ведь иначе ее не нужно было бы европеизировать). Однако, с точки зрения европейских интересов (но, как можно предполагать, также и российских) важно, чтобы как во времена Петра I и позднее, до 1917 г., эта страна подражала европейской, а не какой-то другой конкурирующей модели модернизации. Стоит напомнить, что именно перспектива членства в ЕС придает сегодня импульс реформам на Украине: эта страна прилагает немалые усилия к тому, чтобы приспособить экономическое и административное право к европейским стандартам, давая возможность убедиться в своей правоте тем странам, которые - как Польша, балтийские и скандинавские государства - выступают за начало переговоров с Киевом о вступлении. Однако, важнее всего то, что, благодаря этому, Украина идет вперед в деле собственной модернизации.

Для Украины 'двери ни закрыты, ни открыты', как недавно заявила комиссар ЕС по внешним связям Бенита Ферреро-Вальднер (Benita Ferrero-Waldner). Национальные интересы Польши требуют, чтобы эти двери были открыты как можно скорее и как можно шире. Однако стоит задуматься над тем, не подходит ли эта несколько сюрреалистическая формула госпожи комиссара к России - и не в наших ли интересах именно такая, 'пророссийская' политика ЕС?

Выгоды очевидны. Во-первых, нам это ничего не стоит - кто бы стал критиковать Варшаву за провозглашение идеи о том, что не следует априори исключать какую-то, несомненно, далекую перспективу членства для России? Нуждающаяся в российском газе Германия? Русофильская Франция? А, может, сама Россия? Стоит озвучить это предложение хотя бы для того, чтобы увидеть мину Путина!

Во-вторых, если бы Россия действительно когда-нибудь вступила на путь интеграции с ЕС, то ей пришлось бы идти по нему не меньше, чем Турции; а она стучится в Европу уже почти полвека и все еще не уверена в том, что добьется своего. Евросоюзу не может быть все равно, по каким правилам управляется государство, являющееся одним из его крупнейших соседей - а процесс европеизации Турции идет, причем с выгодой как для этой страны, так и для Европы.

В-третьих, если перед Россией будут оставлены 'не открытые, но и не закрытые двери', то это создало бы рамки для политики ЕС по поддержке европейских тенденций в России. Под ними следует понимать демократизацию и модернизацию государственных институтов, создание открытого общества, реальную федерализацию страны и подлинную либерализацию экономики. ЕС нужна политика по поддержанию таких тенденций.

Сегодня Российская Федерация - это государство, в котором проживает более ста народов, пользующихся собственными языками, которые нередко переживают ренессанс, как в Татарстане, и имеющих собственные автономные республики, которые по-прежнему, хотя и в разной степени, пользуются независимостью от Кремля. Как организовать эту многонациональную - а не только многоэтническую, как в США - мозаику? Решения, выработанные ЕС, например, в области политики в отношении меньшинств, могут оказаться привлекательными для многих групп на территории Российской Федерации; особенно, если централизаторские устремления нынешней кремлевской администрации столкнутся с сопротивлением автономных республик, что весьма вероятно. Стоит помнить о том, что уже сегодня каждый шестой российский гражданин - мусульманин, а ислам в России - религия живая, в отличие от православия, которое не в состоянии возродиться само без прямой поддержки Кремля. Добавим к этому, что у мусульман гораздо лучшие демографические перспективы, чем у русских.

Сегодня Россия переживает экономическое prosperity, связанное с экспортом стратегических ресурсов. В этой связи представители Кремля и сторонники его нынешней политики нередко высказываются о ЕС с чувством превосходства. Например, Валентин Федоров из Института Европы РАН на недавнем Экономическом форуме в Крынице (Krynica) предрекал Европейскому Союзу судьбу. . . Косово: по его мнению, России нет смысла связываться с Европой, стоящей перед лицом демографического кризиса, ростом национальных партикуляризмов и экономического застоя, а, в более отдаленной перспективе, зависимости от российских энергоресурсов. Тем более, что интеграция с ЕС свела бы Россию, являющуюся, по мнению Федорова, державой глобальной до уровня региональной державы.

Вашими бы устами да мед пить, как говорят русские. Ведь именно Россия погружена в кризис, и Российская Федерация стоит перед угрозой распада, как 15 лет назад Югославия, в которой доминировали сербы. К сожалению, ЕС не предпринимает достаточных, а, вернее, никаких усилий, для того, чтобы показать себя России в качестве привлекательного образца модернизации, соответствующего национальной структуре и потребностям этой страны.

Ведь европеизация России должна заключаться не в том, чтобы ее за уши тянули в Европу - где ее ничто не хочет, и куда она сама пока не собирается, а в том, чтобы в ЕС она увидела для себя образец политического устройства.

Конечно, можно сказать, что нет смысла предлагать что-либо нынешней правящей команде в России. Похоже, что и российские интеллектуальные элиты не заинтересованы Европой. Молодым россиянам сегодня легче поехать учиться в США, чем в Европу, а мусульмане Российской Федерации ориентируются в свою очередь, на арабские страны, Малайзию. Турцию. Позиция Европы как цивилизационного и культурного ориентира в сегодняшней России слаба.

В немалой степени это связано с распространенным среди россиян (и оправданным) убеждением в том, что Европа 'вычеркнула Россию'. Старые члены ЕС заботятся исключительно о своих экономических интересах - по их мнению, Путин как раз подходит на роль президента России. В свою очередь, большинство новых стран не в состоянии освободиться от 'российского комплекса' и лидируют в этом, увы, поляки. Мы не смогли заметить, что в России уже выросло новое поколение людей, лишенных советских реакций и свободных от антиполонизма. Этого нельзя сказать о нас, смотрящих на Россию и россиян через призму самых абсурдных стереотипов, которые упорно распространяют серьезнейшие газеты.

Как легко быть украинофилом в Польше сегодня! А еще 15 лет назад это было невозможно. Теперь свидетельством нашей политической зрелости должна стать переоценка отношения к России. Можно начать с самых простых вещей: например, с осознания того, что стереотип 'русского', который, независимо от возраста и образования дышит жаждой исторической ревизии и возрождения империи, так же ложен, как представление об украинце, затаившегося с ножом в зубах за углом каждой польской хаты.

Печальная правда такова, что в России антиполонизм - это явление, вдохновляемое властями (впрочем, с жалкими результатами), а в Польше русофобия - то есть страх перед 'русскими', вкупе с убежденностью в их чуждости и цивилизационной неполноценности по отношению к нам - явление всеобщее. В этом выражается наша несвободная ментальность бывших подданных империи, которая на самом деле существует только в одном месте - в наших головах.


К списку                                           © Copyright 2005 Www.inosmi.ru

www.warsaw.ru