Большинство в меньшинстве ("Tygodnik Powszechny", Польша)
30.12.2005

Конфликт и сосуществование двух языков

Володя - украинец, его жена родом из России, их дети родились уже в независимой Украине. На работе он говорит по-русски и по-украински, она - по-русски, дети ходят в украинскую школу, но на переменах разговаривают по-русски. В доме все говорят по-русски. Год назад Володя с женой всем сердцем поддержали Оранжевую Революцию, а дети даже построили в своей комнате палаточный городок. Семья Володи - типичная киевская семья.

Известный интеллектуал Мыкола Рябчук когда-то назвал проблему языка на Украине 'третьестепенным вопросом первостепенной значимости'. Действительно, для большинства языкового вопроса в повседневной жизни не существует. Для половины украинцев не имеет значения, на каком из двух языков они смотрят телевидение, читают газеты или слушают радио. С другой стороны, после долгих лет дискриминации со стороны имперского соседа язык стал вопросом национальной сплоченности.

Языковая ситуация сложна. Восемьдесят процентов граждан Украины считают себя украинцами, русских - всего семнадцать процентов. Но лишь 85 процентов украинцев считают своим родным языком украинский. Во всем обществе этот показатель составляет 67,5 процентов. Однако, если спросить не о родном языке, а о том, каким человек пользуется в повседневном общении, окажется, что почти каждый второй говорит по-русски. При этом лишь небольшой процент граждан государства не понимает по-украински.

Так что, проблема заключается не в знании языка, а, как утверждает Рябчук, в 'доброжелательном или, наоборот, неприязненном к нему отношении'.

Вавилонская башня

Западная Украина чувствительна к вопросам языка. Во Львове лучше уж говорить по-польски. При том, что в Киеве даже газетные киоски обозначены на двух языках, во Львове об этом и речи быть не может. Однако те, кто по каким-то причинам пользуется языком восточного соседа, не подвергаются здесь дискриминации. В университете проф. Мариновича [Католический университет во Львове - прим. пер.] есть несколько русскоязычных студентов, а некий француз, преподающий свой язык, ведет занятия по-русски, потому что только этот язык он знает.

В центральной Украине другая проблема - взаимопроникновение двух языков. Если дочь моего киевского знакомого отличает один язык от другого, то ее младший брат не видит разницы. Он смешивает два языка и пользуется т.н. суржиком. Это угроза чистоте украинского языка.

Но под влиянием украинского меняется и русский язык. 'На Украине три языка: русский, украинский русский и украинский. Наш русский - совсем не тот язык, которым пользуются в Москве, - говорит журналист Вахтанг Кипиани. - В столице России я чувствую себя иностранцем, у меня другой выговор. Зато во Львове к украинскому прибавляется польский. Находясь там, я всегда учу несколько польских слов'.

В столкновении с другими языками украинский проигрывает, потому что в последние десятилетия он не развивался. Поэтому, когда Кипиани хочет выругаться, он должен воспользоваться русским языком: 'Когда я говорю 'милиционер', я говорю правильно, а, если хочу ругнуться, то говорю по-русски 'мент'. Когда-то газета 'Поступ' хотела украинизировать ругательства, но получилось комично. Украинский язык красивый, мы не хотим портить его ругательствами'.

На востоке и юге ситуация изменяется медленно. Главным образом, потому, что там живет больше всего этнических русских. По данным журнала 'Корреспондент' (от 12 ноября) около 80 процентов жителей западной части страны общаются по-украински, в центре пропорции равны, а на востоке и юге значительно преобладает русский.

Имеют значение также стереотипы и человеческое упрямство. Пожилые 'советские люди' ругаются на то, что с государством им приходится общаться по-украински. Трудно этому удивляться - в СССР пропаганда утверждала, что это язык примитивный, язык 'фашистов из УПА'.

До сих пор главным противником украинского языка была убежденность в том, что государство имеет временный характер. Но за последний год и жители востока и юга поняли, что Украина есть и будет. Благодаря этому, они начинают пользоваться языком собственного государства.

Windows по-украински

Когда-то цивилизационное превосходство означали культура и язык Киева. До XVIII в. центром православия был Киев, а не Москва. Потом именно люди из Киевской Руси модернизировали государство Романовых. В XVIII в. украинцы были элитой Петербурга, а немалую часть культуры, которую теперь называют русской, создавала украинская интеллигенция. Но со временем эта элита была поглощена империей. В царской России, а потом в СССР русский был языком бомонда, прогресса, карьеры. Украинский дискриминировали и сводили к роли языка крестьян, общественных низов и людей физического труда.

Проблема эмансипации языка - лишь одна из классических трудностей, с которыми борются постколониальные государства. Хотя украинский стал государственным языком, это не приостановило экспансию русского. До 1991 г. Москва была как политическим, так и культурным центром. Быть первым она перестала, вторым остается и поныне.

Украинское законодательство - с этой точки зрения, современное и либеральное - наделяет языковые меньшинства немалыми правами, благодаря которым могут существовать, например, русскоязычные школы. Но теория - одно, а практика - другое. Русский доминировал не благодаря законодательству, а, например, потому, что общенациональные СМИ принадлежали олигархам, а их в государстве Кучмы не заботили законы об украинском языке. Также и кинодистрибьюторы привозили фильмы прямо из России, потому что было невыгодно специально делать перевод, раз и так все понимают. На книжном рынке доминировала российская книга. Лишь теперь 'Майкрософт' размышляет над выводом на рынок полной украинской версии Windows.

Языковая ситуация начала меняться в середине 1990-х годов, когда школу закончили люди, начинавшие учебу во времена перестройки. Это поколение спокойно общается на обоих языках. Кипиани думает о жизни, семье и любви по-русски, а о политике - по-украински, потому что у него в голове множество формул на этом языке. Он работает на телевидении и там, в эфире и с друзьями говорит по-украински. Зато руководство телеканала общается между собой по-русски. Так же, как в бизнесе, и в армии, где русский язык неформально остается языком общения.

Нынешнюю политику государства можно охарактеризовать так: это не украинизация, а попытка превратить жителей, скажем, Крыма в граждан Украины. Наверняка, настанет время, когда украинцы осознают выгоды двуязычия. Если государству выпадет роль моста между Западом и Россией, то умение общаться с сильным партнером может для украинцев быть козырем в экономике и культуре.

Проф. Грыцак [из Львова - прим. пер.]: - Я буду рад приветствовать двуязычную Украину. Только что значит 'двуязычность'? Для меня это означает присутствие украинского в Донецке, Севастополе, Харькове. А для многих русофилов двуязычность означает право не говорить по-украински.

'Болеем за наших!'

По мнению украинских интеллектуалов, была бы полезной временная 'позитивная дискриминация' русского языка. Это потребовало бы осторожной политики, а такой в минувшие годы не было. Официально политика государства выглядела до сих пор так: есть демократия, есть украинофилы, есть русофилы - и пусть себе живут. Неофициально политики были заинтересованы использованием проблемы языка для манипуляции общественным мнением. Например, русскоязычная часть украинцев якобы жила в постоянном страхе перед украинизацией. Присвоить русскому языку статус второго государственного требовала по-прежнему озирающаяся на Москву советская бюрократия, которой не хочется говорить по-украински. Тем временем, те русскоязычные граждане, которые декларируют свою лояльность государству, не заинтересованы в изменении статуса своего языка, потому что это закончилось бы идеологическим разделом страны (не говоря о затратах на перевод административной и судебной документации).

Однако, на прошлогодних выборах Виктор Ющенко сумел вытеснить проблему языка на второй план. Центром 'оранжевого движения' была центральная Украина, являющаяся русскоязычной и православной.

- Если бы Ющенко не 'пересек' линии Днепра, то он бы проиграл, - говорит Грыцак. - Победа Ющенко опровергла тезис о существовании двух Украин. Его поддержала большая русскоязычная группа: интеллигенция и нарождающийся средний класс. Если бы на Украине язык имел такое значение, какое ему приписывают, феномен Майдана был бы невозможен.

Наконец-то украинский становится языком политиков, ученых и серьезной культуры. Даже Янукович рекламирует свою партию по-украински, а донецкие телеканалы, такие как 'ТРК Украина', переходят на украинский. Имеет значение и политика государства по выдаче лицензий.

И оказывается, что самой популярной радиостанцией страны является 'Наше Радио', которое недавно перешло на украинский и с тех пор транслирует много отечественной музыки. Станция объявила поединок 'Русскому радио': на ее рекламе представлены два боксера - у одного трусы в цветах украинского флага, у другого - российского. Слоган простой: 'Болей за наших'. И хотя 'Русское радио' проигрывает только полпроцента, это поражение является симптоматическим. Тем более, что борьба ведется бескомпромиссная.

- Российский шоу-бизнес не согласится на утрату рынка, ради сохранения своих позиций они готовы платить радиостанциям взятки за то, чтобы те ставили российскую музыку, - говорит Мыкола Рябчук. - Я знаю украинских музыкантов, от которых хозяева радиостанций требовали взяток за раскрутку их песен.

Языки свободы

Год назад, вечером 21 ноября, когда состоялись выборы, первыми на Майдан пришли киевляне, в том числе, и русскоязычные. Майдан начал говорить по-украински, лишь когда съехались люди с Западной Украины.

Именно Оранжевая Революция изменила отношение к обоим языкам: украинский стал языком единства страны. Также украинский стал языком демократии, европейских устремлений, современности.

Но, благодаря присутствию на Майдане русскоязычных граждан, русский перестал нести на себе антиукраинскую печать. Оказалось, что и люди, говорящие на нем, могут быть украинскими патриотами.

Грыцак: - Сегодня те, кто пережил на Майдане школу демократии, смотря российское телевидение, не могут вынести одеревенелости языка, на котором оно вещает. Им известно, что по-русски можно говорить иначе. Благодаря тому, что Майдан был двуязычным, и русский язык стал языком свободы. А это может иметь значение и за границами Украины.


К списку                                          © Copyright 2005 Www.inosmi.ru

www.warsaw.ru